Мерсо не требует многого от жизни, и по-своему он счастлив



Дата22.06.2020
Размер14.5 Kb.
Название файла-
ТипРассказ

Вопрос №2

Мерсо – молодой человек, ведущий в романе рассказ от первого лица, юноша, жизнь которого тихо и раз­меренно течет в условиях городской окраины Алжи­ра. Он служит мелким клерком в конторе. Пустая и монотонная работа утомляет его. С радостью Мерсо возвращается к пляжам, залитым солнцем, к краскам вечернего южного неба.

Мерсо не требует многого от жизни, и по-своему он счастлив.

Он не видит оснований менять свою жизнь, когда хозяин конторы предлагает ему поду­мать о карьере в Париже, где для него нашлась бы интересная работа. В Париже Мерсо уже бывал: “Там много грязи. Голуби, темные дворы.

Белая кожа у людей”. У него нет ни малейшего честолюбия, ни­каких надежд. Ведь жизнь, считает герой, не поменя­ешь, та или иная жизнь в конечном счете одинакова. Но так было не всегда. Рассказ о молодом человеке, который впоследст­вии станет убийцей и будет казнен, начинается с тек­ста телеграммы о смерти его матери. Три столкнове­ния со смертью образуют структуру книги; смерть обозначает момент начала событий и их завершение. Мерсо едет в приют, где его мать провела последние годы жизни. Он поместил мать в богадельню из-за своей неспособности ухаживать за нею, держать ее на иж­дивении. Мерсо испытывает ощущение абсурдности про – исходящего. Однако ночь, проведенная им у гроба умершей, порождает в его голове удивительные мыс­ли, он ощущает близость с теми стариками, что при­шли попрощаться с покойницей. Мерсо поражен, что его несчастье разделяют такие же, как мать, старики.Мерсо попадает в тюрьму – и пытка продолжается. И следователь, и суд хотят выставить его с наихудшей стороны. Для следовате­ля Мерсо – антихрист, ибо тот не верит в Бога и не желает христианского покаяния. Мерсо искренне отве­чает на все вопросы, он признается, что испытывает не раскаяние, а “досаду”. Судебная машина начина­ет свою четко отлаженную работу. Ритуал правосу­дия также отмечен печатью абсурда. Мерсо отстранен­ие смотрит на присяжных, и ему кажется, что перед ним “сидят на скамейке пассажиры трамвая”.

В об­винительной речи прокурора Мерсо предстает лишен­ным сердца чудовищем, убийцей своей матери. В самой “естественности” суд видит “выродка без стыда и совести”: герой не плакал на похоронах, ку­пался с девушкой, смотрел фильм, его знакомство с сутенером расценивается как принадлежность к преступному дну и т. д. Ничто не может спасти Мерсо Даже показания свидетелей защиты – Селеста и Мари. Ярость прокурора вызывает то, что преступ­ник “ни разу не выразил сожаления”. Суд чувству­ет в нем “чужака”, поэтому готов принести его в жертву.



В сцене суда появляется еще одна деталь, так или иначе связанная с мо­тивом жары. Это - веер. Данную деталь можно воспринять как защиту от жары, а поскольку жара в романе показывает влияние абсурда, то, следовательно, те философские категории, на которые не влияет абсурд, сами порождены им (то есть, не принадлежат собственно человеку). Первоначально веера были только у судей как у тех, кто непосредственно «навязывал» Мерсо определенный вари­ант действий. Затем «точно но волшебству, в руках у всех присяжных, у проку­рора, защитника и некоторых репортеров тоже появились соломенные веера». Это можно объяснить тем, что и прокурор (выражающий «философское само­убийство» и тягу к не-бытию), и защитник (сторонник примирения с жизнью), и все присяжные и репортеры (как те, от кого так или иначе зависит судьба Мер­со) выполняют, по сути, одну и ту же функцию — они подчеркивают характер приговора для Мерсо как выбор «извне». При таком варианте он не сможет «выстроить себя».

Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©danovie.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница